Джон


Accent по­го­во­рил С ИЗВЕСТНЫМ ДИЗАЙНЕРОМ о бу­ду­щем ди­зай­на и о важ­но­сти ра­со­во­го и ген­дер­но­го раз­но­об­ра­зия в сфе­ре IT

Маэда

(Automattic)


Поделиться
Отправить

«Если вы творческий человек, вы должны понимать людей, которые отличаются от вас»

АННА САВИНА

Автор

Лия Бекян

Фотограф

ДЖОН МАЭДА — дизайнер и автор множества книг. В прошлом он возглавлял Школу дизайна Род-Айленда (RISD) и занимал позицию дизайн-партнера в Kleiner, Perkins, Caufield and Byers (KPCB), венчурном фонде в Кремниевой долине. Работая в KPCB, Маэда заинтересовался стартапами и начал создавать ежегодные отчеты #DesignInTech. Недавно он занял должность Global Head of Computational Design and Inclusion в компании Automattic.

Маэда поделился с нами своими мыслями о миссии в Automattic, важности движения за открытые интернет-стандарты и дизайне в эпоху искусственного интеллекта.

Работа в Automattic

— Я знаю, что все члены команды в Automattic в первые недели работают «инженерами счастья». Как вы справились с этой задачей?

Все прошло отлично. Я помог многим людям решить свои проблемы и осознал, что сотрудничество — это главный ключ к созданию успешной компании, хотя не все это понимают.

Я понял, что техподдержка может помочь осознать проблему, но не может направить к ее успешному решению. Также я узнал, насколько полезны все члены команды, — я наслаждаюсь этой культурой взаимопомощи и обучения.

У нас есть собственный кодекс, разработанный основателями Automattic, и все, кто здесь работает, следуют ему. Основные правила: «Я никогда не перестану учиться» и «Я не перестану работать над данными мне задачами». Это своего рода мантра, которой следует компания.

— Чему вам пришлось научиться, когда вы присоединились к компании?

Мне пришлось разобраться, как работает IT-компания такого масштаба. Я сотрудничал со многими компаниями, но никогда не был внутри самой организации, не работал каждый день. Я знал, как живут стартапы, но не был знаком с тем, как все устроено на более поздней стадии, когда компания обслуживает миллионы клиентов.

— В недавнем интервью вы говорили, что будете налаживать сотрудничество дизайнеров и бизнесменов, чтобы они могли строить компании, ориентированные на дизайн. Можете ли вы рассказать об этом? Чем ваши задачи в Automattic будут отличаться от задач в KPCB?

Работая в KPCB, я разговаривал с CEO и дизайн-директорами стартапов, выполняя роль терапевта и переводчика. Язык дизайна не похож на язык бизнеса, и я помогал этим двум сторонам понять друг друга. Но это было трудно, поскольку они живут в разных мирах. Директоров на порядок меньше, чем дизайнеров, и при этом очень мало дизайнеров, понимающих устройство бизнеса.

Хочется отметить, что ключевая проблема дизайна — это пользовательский опыт и UX-дизайн. Проблема в том, что «пользователь» — это некий абстрактный человек. Если вы UX-дизайнер, вы работаете на «пользователя», даже если он не приносит компании никаких денег. В то же время CEO всегда ориентирован на клиентов. Именно поэтому моя задача — объяснить CEO, что дизайнеры говорят на языке пользователей и ориентированы на людей. При этом я могу объяснить дизайнеру, что произойдет, если он не сосредоточится на привлечении новых клиентов и удовлетворении существующих.

Так получилось, что, работая в Automattic, я нахожусь внутри системы и понимаю оба языка, поэтому я могу донести свои идеи до всех людей в мире бизнеса и мире дизайна. Я работаю здесь уже полгода и не могу сказать, что все давалось легко, по щелчку пальцев. Это медленный процесс.

— Почему вы решили сфокусироваться на интеграции профессионалов с разных бэкграундом в дизайн-среду?

Я всегда принимал людей такими, какие они есть. Я инженер по образованию, но занимаюсь дизайном и бизнесом. Я общаюсь с женщинами, геями, афроамериканцами и белыми (смеется). Естественно, я хочу, чтобы все эти люди общались между собой, и теперь, когда я работаю в компании, которая функционирует в 50 странах, я прилагаю все усилия, чтобы найти точки соприкосновения. Если вы творческий человек, вы должны понимать людей, которые немного отличаются от вас. В противном случае вы не можете заниматься творчеством. Я также понимаю, что быть инклюзивным не означает, что вы должны терпеть ненависть, расизм или женоненавистничество.

— Чем design.blog, который вы недавно запустили, отличается от других блогов о дизайне?

Разница в том, что design.blog фокусируется на интеграции. В большинстве дизайн-блогов вы увидите только белых мужчин. Возьмите знаменитый Bauhaus — одни белые мужчины, верно? И хотя там были женщины, люди не знают о них. Я хочу изменить эту ситуацию, поэтому на design.blog помимо белых мужчин есть белые женщины, чернокожие женщины, чернокожие мужчины, латиноамериканцы и азиаты. Большинство подобных ресурсов выбирают определенную категорию, например, «женщины в дизайне». Я же не хочу чем-то себя ограничивать. Для меня это просто дизайн, и так получилось, что существует много разных дизайнеров.

— Как компании могут интегрировать такой подход?

Для меня интеграция — это не просто социальная справедливость, потому что руководители не думают о справедливости. Я думаю об интеграции с точки зрения бизнеса: если мы хотим увеличить нашу долю на рынке, мы должны понимать разных людей. Например, в 1970-х годах все рекламные ролики для белых и темнокожих покупателей делали белые. Они придумывали отличную рекламу, но зачастую они не имели никакого понятия о том, как живут афроамериканцы. А потом Эмметт МакБейн создал первого темнокожего Marlboro Man, и это сработало. Для меня это всего лишь хороший бизнес. Я не говорю, что вы должны быть определенной расы, чтобы что-то придумывать. Возможно, белая женщина тоже могла бы сделать такую рекламу. Инклюзивность просто заставляет спрашивать себя: не ограничиваю ли я свое мировоззрение чем-либо? Как мне добраться до настоящих людей из того или иного сообщества?

Ин

те

гра

ция

Интеграция

Open
source

— Как вы думаете, open-source-движение по-прежнему актуально?

Движение за открытый исходный код появилось, когда было не так много людей, умеющих программировать, и когда в этой сфере было гораздо меньше капитализма. Сегодня интернетом пользуются миллионы людей — больше, чем могли себе представить первопроходцы. Поэтому я считаю, что open-source по-прежнему хорош для программного обеспечения, которое не касается пользователей. Когда с ПО взаимодействует много людей, цена разработки резко возрастает.

— Как Automattic работает в этой сфере?

Большая часть нашего исходного кода доступна на GitHub, поэтому вы точно знаете, как все работает. Но все должно тщательно контролироваться: если кто-то вставит неправильный код, то разрушит систему. Обычный человек не понимает, что открытый исходный код на самом деле более безопасен, чем закрытый. В случае с open-source вы знаете почти все о программном обеспечении, а в случае с закрытыми системами — такими, как Facebook, Google, Twitter или Snapchat — вы не знаете, что внутри этих программ.

— Как open web может бороться с такими платформами, как Facebook?

Я не думаю, что это возможно. Сопротивление бесполезно (смеется). Я верю в open web, но при этом вижу, как растет количество закрытых систем. Я не верю, что open web поглотит все остальное, потому что наш подход инклюзивен. Открытый веб переплетается с закрытым, и у них есть точки соприкосновения. Например, это происходит с помощью Facebook Instant Articles и уже существующего API. Есть плагин, соединяющий WordPress с Facebook Instant Articles. Нужно поддерживать такие инициативы. Я верю, что open web должен сосуществовать с закрытыми системами, а не игнорировать их.

— Как вы считаете, open web будет существовать через десять лет?

Я думаю, что до тех пор пока есть ботаники, всегда будет open web, потому что они верят в свободу. Мы любим ботаников, верно? Будет ли расти количество закрытых систем в Сети? Абсолютно точно — будет! Поэтому я хочу узнать все, что я могу, о закрытых системах и участвовать во всех дискуссиях, не позволять идеологии препятствовать моему развитию. Позвольте привести пример. Когда моя мать была в больнице, мой старший брат сказал: «Я голосовал за Трампа». И внезапно моя младшая сестра закричала: «Что? За Трампа?» И тогда мой брат сказал: «Нет, я говорил: «Что не так с людьми, голосующими за Трампа?» А спустя полчаса он наконец признался: «Да, я проголосовал за Трампа». Я понял, как он боялся сказать нам это. Это плохо, ведь если вы боитесь, вы не можете общаться. Мне нравится та версия себя, которая постоянно задает вопросы об интеграции. И я спросил брата: «Почему ты проголосовал за Трампа?» И он объяснил мне свою позицию. А если бы я его осудил, он бы не стал мне ничего объяснять, и это, разумеется, не самая лучшая ситуация.

Теперь, будучи сторонником open web, я продолжаю спрашивать: «Почему вы за закрытые системы?» — «Ну, это более эффективно и прагматично. Вы можете добиться большего. Вы можете быстрее оптимизировать процессы. Вы можете помочь большему количеству людей». Я спрашиваю: «И в конце концов ваша цель — победить open web?» И мне отвечают: «Наша цель состоит в том, чтобы просто расширяться и оставаться успешными». Мы должны спросить себя, как open web может достичь успеха. Мне кажется, что в первую очередь через сообщество. Вот почему мои усилия в WordPress направлены на то, чтобы сделать сообщество сторонников открытого исходного кода WordPress сильнее. Если сообщество сильное, то, как следствие, и программное обеспечение становится лучше. Я считаю, что WordPress в некоторых частях мира лучше, в некоторых — хуже. А я хочу сделать его лучше. Все любят быть частью крутого сообщества, не так ли?

— Что делает сообщество WordPress особенным и дает ему потенциал для роста?

Большинство закрытых систем заботятся лишь о своем заработке. Системы с открытым исходным кодом, как правило, ориентированы на свободу или на то, чтобы дать большому количеству людей возможность зарабатывать. Многие смогли позволить себе хорошую жизнь, делая сайты или блоги на WordPress. В этом наша основная сила. Это очень прагматично. Я хочу, чтобы больше людей зарабатывало на жизнь благодаря этой платформе. Может быть, сейчас это позволяет вам платить за обед, хорошо проводить время с семьей или оплачивать счета за здоровье своей матери. Но постепенно этот потенциал уменьшается, так что возникает вопрос: как нам развить сообщество WordPress и обеспечить людей заработком?

— Расскажите нам о своих отчетах. Можете ли вы поделиться своими наблюдениями за прошлый год?

Я собираю данные об инвестициях, стартапах и тех тенденциях, которые я вижу, — в общем, сочетаю объективные данные и свою собственную точку зрения, так что результат может быть правильным или неправильным. У меня была теория, что творческие люди всегда за инклюзивность и интеграцию разных сообществ, и, думаю, я подтвердил это. Наиболее творческая часть любой технологической компании — это, скорее всего, дизайн-отдел. Я спросил дизайнеров: «Насколько важно для вас расовое и гендерное разнообразие?» И более 90 % сказали, что это для них важно. Затем на ужине со всеми ведущими дизайнерами в Кремниевой долине я сделал то же самое анонимно. И, знаете, 100 % верят в разнообразие.

— Как вы думаете, что дизайнеры будут делать в будущем?

Я думаю, что многое изменится из-за развития машинного интеллекта. Роль дизайнеров будет заключаться в поддержке социального сознания пользователей. Продукт больше не просто продукт — это еще и те люди, которые формируют сообщество вокруг него.

— Значит, дизайнеры должны строить сообщества?

Если говорить о сообществах, то мне кажется, что их очень просто строить, но очень сложно контролировать. Я попытаюсь в этом году организовать встречу для лидеров в сфере дизайна, чтобы поговорить с ними о домогательствах, потому что считаю, что притеснения и издевательства — это крайняя противоположность сообщества. Они разрушают общество. В будущем роль дизайнеров будет заключаться в том, чтобы решать эту проблему, создавая безопасную среду, в которой можно свободно делиться своим мнением и учиться друг у друга. И это будет применимо ко всем технологическим продуктам, потому что у всех продуктов сейчас есть сообщество.

— Какие важные навыки в дизайне не устареют со временем?

Я не думаю, что хоть что-то не устареет (смеется). Нам не на что опереться. Мы живем в экспоненциальное, а не линейное время. Благодаря закону Мура компьютеры сейчас в миллиарды раз быстрее, чем раньше. А через десять лет компьютеры будут еще мощнее, чем сегодня. Так что если вы рассчитываете на то, что вещи не меняются, нам не по пути. Как сказал Эрик Шинсеки: «Если вам не нравятся перемены, неуместность вам понравится еще меньше».

Ди

зай

н

Дизайн